elengela (elengela) wrote,
elengela
elengela

Наташка из третьего

Наташке из третьего подъезда я завидовала всю жизнь. Она могла гулять когда и где хотела. У Наташки гостили все беспризорные кошки и собаки со двора. Наташку никогда не звали позорно, на весь двор из форточки: «пора кушать! пора делать уроки! пора спать!» Ей никогда не было «пора». Наташке можно было вообще не делать уроки и даже не приходить домой ночевать.

Наташка жила с мамой. Красивая женщина, в одном и том же платье в любое время года. Иногда Наташкина мама спала прямо на скамейке, подложив под щеку руки и нелепо свесив ногу со свалившейся босоножкой. Наташка маму будила и отводила домой.. Меня пугала и восхищала такая вольная позиция в жизни. Наташка с мамой жили без запретов и мелких упреков: ты почистила зубы? Ты убрала комнату? Ты готова в школу? Наташка сама знала, что и когда ей делать, умела готовить, мыла полы, вела хозяйство. Тем не менее, Наташкина мама часто грустила, пела со слезой или, вдруг, начинала играть с нами и заразительно смеяться. Иногда Наташку не пускали домой и она долго сидела на ступеньках в подъезде. Как-то Наташка сказала, что ее мама – сказочная принцесса, заколдованная до поры до времени, потому что так надо. Мы нисколько не сомневались в ее словах и даже пытались сварить отворотное зелье из крахмала, зубного порошка, серы со спичек и оставшихся капель духов с туалетного столика. Зелье не помогло, а за духи Наташке сильно влетело.

Наташка никогда не плакала. Наташке было некогда. У нее была куча идей и восхитительных планов. Мы облазили с ней все чердаки и подвалы. Спасали птенцов воробья, дрались с хулиганом Дрыном, убегали от злого сантехника, уговорили тетку не топить кутят и продавали их потом в переходе. Устроили небольшой пожар и следом небольшой потоп в Наташкиной квартире. Нам было замечательно вместе.

Наташка была моя лучшая подруга, мой пример для подражания. Я ревновала Наташку ко всем друзьям и бежала к ней, как только вырывалась из дома. Мои родители были против нашей дружбы. Мама называла Наташку «Наташкой-замарашкой» и «дворовая Наташка». Мама не позволяла приглашать Наташку в дом. Говорила, что она что-нибудь украдет. А зачем Наташке что-то красть? У нее дома кошки и собаки, и еще одноглазый олимпийский мишка. Разве надо что-то еще для счастья?

Однажды мне удалось уговорить родителей и пригласить подругу в гости. Наташку было не узнать. Нарядное платье, неуклюжий красный бант. За столом сидела тихо, говорила «спасибо» и «пожалуйста», краснела, когда ее спрашивали про маму. Я отвела Наташку к себе в комнату, но и там Наташка оставалась какой-то заторможенной, боялась громко смеяться и отказывалась делать глупости. Я только теперь понимаю, как же она старалась понравиться тогда. Зачем? Родители давно сделали свои выводы и никакой красный бант и «пожалуйста» не изменили бы их отношения. Потом я показывала Наташке своих многочисленных немецких кукол. Ей очень понравилась один пупс. Я в куклы никогда не играла, они просто пылились на полке. Мне их дарили и я ставила их на полку. Вот и вся игра. Я была так рада, что могу чем-то порадовать Наташку и сразу подарила ей пупса. Наташка сияла. Мы вместе выбрали одежду, сделали кукле прическу. Когда Наташка уходила, вышла моя мама и увидев у Наташи куклу сказала строгим голосом. «Разве ты не знаешь, что брать чужое нехорошо?» Я бросилась на защиту и сказала, что это мой подарок. Наташка быстро залепетала, что она не хочет пупса, она совсем забыла, что у нее дома есть точно такой же, только надо найти его в шкафу. Оставила пупса в прихожей и убежала. Мама сказала вслед: «Она еще и лгунья»

Ни мои слезы, ни мои мольбы, ни восторженные истории нисколько не меняли мнения родителей про «неблагополучную девочку». Мама сказала вечером папе, когда я уже лежала в постели и невольно подслушивала их разговор: «И как отвадить эту Наташку? Беда с ней одна. Сегодня нашу дуреху убедила куклу ей подарить, скоро золото пропадать начнет. Настоящая воровка и лгунья. Почему у дочки нет нормальных подружек?»

Ленка Птицына считалась подругой нормальной. Дружить с ней было можно и нужно. Интеллигентные родители. Правильная школа. Кажется, наличествовала еврейская бабушка.

С Ленкой было скучно. Ленку к нам приглашала мама. Мы сидели в моей комнате, разглядывая мои богатства: календарики и переводилки. Как то раз, Ленка уходила домой и мама вышла в прихожую, сказал «Леночка, приходи к нем почаще, мы так рады, что вы дружите». Мама ушла, а Лена наклонилась поправить застежку на сандалиях. Из грудничка джинсового модного комбинезона посыпались на пол мои переводилки. Целая большая стопка переводилок лежала между нами на полу. Лена покраснела и быстро ушла, хлопнув дверью. Я позвала маму и показала ей на картинки. Мама сказала, что я все не так поняла и Леночка просто хотела взять картинки на время. Потом обязательно бы отдала. Слава богу, Леночка к нам больше не ходила. Сама не хотела.


Мое последнее, самое пронзительное, до сих пор больное воспоминание о Наташке. Мы собирались на дачу. Папа, бабушка и я. Мама с братом ехать не хотели, в машине и на даче было полно места. Я спросила можно ли взять с собой Наташку? Мама криво поморщилась, а папа тяжело вздохнул. Я сказала, что без Наташки я не поеду и тоже останусь в городе. Мне обещали подумать. Во времена моего детства, да и сейчас, когда я говорю своим детям «я подумаю», это однозначное «да», «да», которое надо немного подождать или заслужить. Я неслась к Наташке с дикой скоростью и с порога кричала ей: «Мы может поехать к нам на дачу! Там речка! Там штаб на дереве! Ты удивишься, как там здорово!!!!» Наташкина мама сразу разрешила поехать. Наташка плясала, кружилась по комнате, потом вдруг стала серьезной и залезла в шкаф. «Надо найти прошлогодний купальник и полотенчико». Я сказала, что выезжаем вечером, будь готова к 5 и убежала.

До вечера я была идеальным ребенком. Не перечила, убирала комнату, делала уроки и не гоняла брата. Наконец, настали долгожданные 5 часов. Папа перенес вещи в машину и мы поехали по двору. У третьего подъезда с пакетиком в руках, стояла торжественная Наташка. Она в первый раз в жизни ехала на дачу. Я умирала от счастья. Папа проехал мимо подъезда. Я сказала: «Там же Наташа, останови» Папа прибавил скорости и ответил, что они с мамой подумали и решили, что Наташу брать на дачу не нужно. Может в другой раз.

Прошло больше 30 лет. Если я вспоминаю детство, то не могу не думать о своей первой лучшей подруге. Оказывается, не проходят с годами детская боль и стыд, не прощается родителям обида. Перед глазами Наташка с вечно побитыми коленками, ждет своей первой поездки на дачу, смотрит вслед удаляющейся машине…
Tags: #марафон я пишу, #четверг, Марафон "Я пишу", слезное

Posts from This Journal “слезное” Tag

  • Подслушанный разговор

    -Спокойной ночи, любимый. -Ты сильно изменилась с тех пор… - Да, я стала уставать… - А как же я? Как же наша Любовь? Я больше не…

  • долго замужем

    Я гуляла. Купила разное: бессмысленное, дорогое, понятное каждой женщине - духи и маленькое, кажется, чёрное платье. Нет, я никуда не приглашена и…

  • Кризис среднего возраста

    Кризис среднего возраста «Увы! он счастия не ищет, и не от счастия бежит». Лермонтов красиво передал состояние человека среднего возраста с синдромом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments